January 6th, 2005

Зимняя

Если глаза твои умеют читать, а в голове твоей имеется орган, который умеет понимать, это- для тебя.

Ничего нет. Вообще ничего нет.
Нет Земли, неба, Млечного Пути, миллиардов солнц, мамы, папы, словаря Даля, картин Дали и МакДональдс.                                          

Нет концепции Бога, запаха изо рта, цветущих нив, олигархов, КВНа, конвейера Минского Тракторного Завода, рек, морей, лесов и полей, миллиона долларов США, панельных многоквартирных домов, санузлов раздельных, сливных бачков, какашек и опарышей.                            

Нет запахов, энуреза, оттенков красного, солнечного пляжа, тюрьмы и Уголовного Кодекса РБ.                                                   

Нет Верховного Министра, кариеса, Саяно-Шушенской ГРЭС, порнографического кинематографа, дыма костра, идеологической подоплёк, колебаний свечи и весеннего солнечного утра за окном.                                                        Окна тоже нет.                                                       

Нет страха, второй фаланги безымянного пальца левой руки, водки, соседей и продуктового магазина.                                                          

Нет совести, компота из сухофруктов, кинотеатра «Мир», телефонных будок, Альберта Эйнштейна и пионерских лагерей.
Кажется, я ничего не забыл.
Читаешь? Может быть тогда и не всё ещё потерянно. Может быть я каким-то образом доберусь до твоей уверенности, что всё это есть и сожгу её. Потому что если ты поймёшь вдруг, что это не в самом начале было так: Ничего Нет. Это не миллиард лет назад. Так всегда было. И так всегда будет.
И вот как только ты это поймешь, ты сможешь всё это придумать.
И много чего ещё.
А у меня сейчас нет времени возиться. Я иду бухать