June 16th, 2006

Зимняя

(no subject)

И ничего ты такого не понял.
Ну тогда, когда успокоившись садишься с вязанием в кресло-качалку и говоришь так: "Да пошло оно всё к бененой маме. Я во всем разобрался уже. Теперь знаю, чего хотеть и чем жить. Оп."
И медленно-медленно начинаешь покачиваться.
Однажды, человек самое приспосабливающееся животное на земле. Иногда самое приспосабливающееся растение.
А во-вторых, ты просто стареешь. Просто тот выстрел из пушки, который случился в день и год твоего рождения, это был выстрел тобой.
И сначала, разбросав руки и задыхаясь от восторга ты летел вверх и всё было таким новым и прекрасным, таким захватывающим и удивительным, таким, таким...
И до неба было подать рукой, просто оставалось потянуть руку и достать, и его синь так ждала тебя и так увлекала, и внизу всё было, ну то, что внизу казалось таким скушным и неинтересным, но пролетая апогей ты как-то вдруг перестал понимать происходящее и заворачивая голову назад орал:"Эээээ, бля!".
И хватал руками пустоту.
Глупый. В пустоте не за что держаться и чем дольше ты искал за что схватиться, тем меньше времени у тебя оставалось разобраться, что же там такое происходит внизу.
Нет, ничего такого ты не понял.
Просто та затянутая траектория по которой ты двигался она получилась длиннее и может быть немного выше чем в среднем и теперь ты перенасыщеный и истощённый взлётом приспосабливаясь к так быстро меняющимся условиям забрался в своё качающееся кресло и думаешь долететь в нём до конца.
Может быть, у тебя даже получится.
Если будешь хотеть- получится обязательно.
Только не нужно думать, что ты что-то понял.