October 17th, 2007

Зимняя

(no subject)

Когда он родился, научился держать голову и различать что-то, смотря по сторонам, мир был очень большим.

Невообразимо.

Потом он пополз и мир уменьшился. Незначительно. Чуть –чуть.

Потом научился сидеть. Потом вставать и ходить.

Ну вы понимаете, да? Мир всё уменьшался.

Потом он научился некоторым словам и дело пошло ещё веселей.

Ему стали объяснять. Сначала некоторое, в полном соответствии с  некоторым количеством слов.

Потом всё больше и больше. Всё в том же полном соответствии.

Ему объясняли и объясняли, про небо и землю, про материки и океаны.

Мир становился всё меньше, и всё уже.

Потом и вовсе стало тесно –объяснили про молекулы с атомами.

Такой маленький мир уж вовсе никуда не годился.

И когда ему сказали, что пройдёт ещё максимум лет 70 и мир исчезнет вовсе он ничуть не удивился.

Всё ведь именно к тому и шло.

**** 

Говорят, что есть образы и подобия.

Наша планета уменьшилась, уменьшилась сложно даже вообразить в какие разы за последнее тысячелетие .

Раскатанные миллионы кубометров асфальта, сотни тысяч километров железных дорог, расписание движение паромов в Тихом океане, сотни никогда не покидающих небо самолётов.

Тонны проводов под Атлантикой.

Путающиеся и сталкивающиеся друг с другом радиосигналы.

Какающий Фёдор Иванович из Подмосковья, прижимающий трубку к уху с бормочущим Хуан Карлосом Серноном из запотевшего бара в г. Сантос (Бразилия).

Лёнька- рыжий, дрочащий на on-line порку за четыре тысячи километров от места событий.

Мир стал мал, тесен и даже, местами, душен.

А станет ещё меньше, теснее и тоже местами, но уже местами не душен.

И он ведь не может уменьшаться до бесконечности, правда?

Он же тоже когда- то исчезнет?