July 17th, 2014

Зимняя

(no subject)

Паниковский советовал Балаганову поехать в Киев и спросить, я вам советую тоже самое, но только не в Киев, а на Нарача. Езжайте и спросите. Да-да. Вы поедьте на Нарача и спросите- где находится страна победившего коммунизма? И вам ответят- прямо здесь. Вы окружены ею, этой страной. Страной Нарача.
Дело было так: вчера я зашел в магазин "Белрыба" на отшибе курортного поселка, а будет вернее сказать, что и вовсе за ним. Зашел я, стало быть, в это здание из стекла и бетона- а там вообще никого нет. Хуй с ними, с покупателями, нет ни одного продавца. Или там консультанта. Касса стоит одинокая, приоткрытая, подмигивает, манит своей темнотой, улыбается, шепчет что-то, не разобрать что, но убедительное.
Это ли не коммунизм, я вас спрашиваю? И ведь они не готовились к моему приезду специально, не уговаривались, кому где стоять, и что говорить, или что молчать, все происходит спонтанно, это у них вот так вот постоянно, изо дня в день.
Как я нашел этот магазин, не могу от вас скрыть. Дело, как я уже вам говорил выше, было так. Я ехал по дороге. Отличное начало для длинной повести, кстати. Я ехал по дороге и спрашивал встречающихся лиц, где у них здесь рыбзавод. Встречающиеся лица реагировали по разному, но никто из них не мог мне задать направляющих косинусов. Более всего поразила девочька с фингалом. Ладно бы оборванка с запахом изо рта (хотя признаюсь вам: изо рта я у той девачьки не нюхал)- нет. Очень прилично одетая девачька, лет штоле 14-17, я в них сейчас не очень разбираюсь, тем более, что она была длиннее меня*. В общем девочка эта была с фингалом. Присыпанным пудрою, но всё равно выдающим её скрытую от всех нас жизнь. Мне кажется, она ударилась о катамаран. Или об пирс. Или об ресторан. Не может быть здесь насилия, это Нарача. Это коммунистическая Нарача.
В общем мыкался я с этими туристами и приезжими, пока не разглядел на дороге Человека. Человек был на валасапеде такой конструкции, что сразу становилось ясно- этот человек знает наверняка, как расположен рыбзавод относительно меня. Я возликовал, поравнялся с человеком и тут же мне стало ясно, что человек этот смертельно пьян. Я определил это по взгляду. Взглядом человек недоуменно посмотрел на меня, поравнявшегося, а затем немедленно ёбнулся в кусты на обочине, молча, и практически без сопротивления.
Тут я почувствовал , что виноват. У человека было в жизни все прекрасно, у него был намеченный маршрут с конечной целью, а тут я равняюсь и отвлекаю со своим рыбозаводом. Я вышел с машины, подошел. Человек неожиданно сознательно мне сказал: поднимай теперь мой ровар. В стране победившего коммунизма никто не злится друг на друга и потому человек на меня не злился. Чувство вины моей растаяло. Я поднял ровар, мы побеседовали с человеком про рыбозавод, человек действительно все мне разъяснил, после этого мы расстались.
Надо сказать, что вообще я попёрся на рыбозавод, чтоб на рыбозаводе искать специальный могозин, в котором продают рыб из озера им. Нарача, уже полностью готовых к употреблению. Мне о нём шепнули местные и я, руководствуясь жлобскими соображениями, такими как- дешевизна, свежесть и широта выбора, поехал его искать. С трудом, но нашел. Могозин был закрыт. На могозине была записка "уехала в банк". Просто и со вкусом. Наверно, поехала открывать кредитную линию для своего могозина. Или сдавать выручку. В коммунистической стране никто не слышал про инкассаторские машины. Всё делаем сами, холуев нет.
Как истинный жлоб, на следующий день я снова был там. Теперь надпись говорила мне о том, что идёт приемка товара. В стране победившего коммунизма никто не должен работать, все правильно. Время от времени можно просто приходить и менять сообщения на ввереном объекте. Но я прибыл из другой страны, потому пошел в стоящий рядом магазин "Белрыба", о котором я вам рассказывал уже выше, и купил там со злости три консервы и банку икры. Икру я от всё того же озлобления сразу же по выходу вскрыл и стал рвать зубами, сдирая её с костей и вымазываясь в крови. Шучу. Смешно шучу?
Вообще, по уму, вам бы ещё много чо можно было бы рассказать- и про то, что Магаита говорит "плечи бы не прожечь" после того, как увидела облезающего мужика на берегу, про открытую Магаитой подводну маску и рыб Нарача, которые совсем не боятся людей, про страшны водоросли Нарача, которые на полметра глубже остальной местности и в которых запуталась Магаита. Про детей- даунов, которых я видел на берегу и вот я не могу их описать на экране, потому что может быть, они и не дауны, может быть мне показалось. Но вели они себя загадочно, таинственно, как, например, Сальвадор Дали. Но Дали намерено совершал поступки, о которых затем можно было бы писать, читать, а уж после и говорить, а детям похую это всё. О том можно было бы ещё, что Магаита, кажется, ни разу здесь не просыпалась сама, её все время будили телефоном- и все время после десяти, такой здесь воздух, но вы же должны понимать, сколько это будет букв, кто станет читать, если букв будет шире даже, чем в ширину озеро имени Нарача?
Нет, читателя утомлять нельзя.


*Если нас измерить в длину обоих рейхсфедером, ах, какое красивое слово "рейхсфедер", жаль не помню, что обозначает и как пишется.
Зимняя

(no subject)

По берегу озера Нарача ходит матрос в ещё не полинявшей,но уже рваной матросской майке. Майка свисает у него почти до колен, матрос вызывает интерес у прохожих, прохожие оглядываются на матроса. Матроса зовут Магаита. Это моя дочь. Ей восемь лет.
Затеял разговор на этом же побережье с одной приезжей из города Береза (Брестская обл.). Не то, чтобы я сильно хочу ебаться, просто ебаться в целом приятно, а она выглядела так, что можно было себе вполне вообразить какую-то недолгую совместную жизнь. Я сначала, понятно, не знал, что она из города Береза, и чего-то начал шутить. Попросил у них с ребенком фатапарат, под предлогом того, чтоб их фатаграфировать. На берегу кто-то творческий сделал крепость с подземными ходами из песка, так я говорю- вы полазьте, фрау, в подземный ход, будет отличное фото. И что выдумаете- полезла. Ничего, конечно, не вышло, ход этот с мою руку, а какая у меня бы ни была огромною рука, все равно взрослому человеку туда не влезть. Путанно выходит все как-то. На хрена взрослому человеку влазить на мою руку, может подумать кто-то, и этот кто-то будет прав. Незачем взрослому человеку взбираться на мою руку, в первую очередь этому буду сопротивляться сам я. Был случай, когда кто-то взбирался по моей руке и оторвал её. Я спрашиваю, что ты делаешь, гад,а он только улыбается глупо и лежит с этой моей оторванной рукой в грязи- тогда дождь шел.
Но вернёмся на берег, там со мною произошел такой случай: выпил пива, хотел покурить, потом отвлекся и вместо этого стал жрать сушену рыбу. То есть помнить то помнил, что что-то хотел потребить. А вот что конкретно- случился сбой. Когда вспомнил, пришлось снова пить пиво, не курить же на сушенную рыбу наверх.
Когда читаю Магаите на пляже "Трех толстяков" (Ю. Олеша) вокруг собираются дети. Я сначала думало том, какой же я охуенный и как хорошо, с выражением, читаю. Потом пригляделся к тексту- это Олеша все-таки охуенный, пусть в одном только этом месте, только в "Трех толстяках", но это действительно текст для детей.
Завтра поедем домой. Предлагал Магаите продлить- на меня обрушилось внезапно финансовое благополучие- нет, отчего то сказала, что хочет домой. Может быть съездим ещё в августе просто с нею сюда.
Здесь хорошо.
Зимняя

Недоумеваю-1999919199991991919111111

А мне вот внезапно сделалось интересным- а кто первым давал названия океанам, например?
Если урусуты, тут вопросов нема никаких.
А вот ежеле это англичане, к примеру, были, как я почти не сомневаюсь, то отчего "pacific" перевели именно как "тихий", а не как "мирный"? Почему меня все время все наёбуют, не могу понять? Чьто, наебать больше некого, я вас спрашиваю?