April 11th, 2015

Зимняя

Недоумеваю- 4444444666666

Почему китам отказывают в духовности? Почему не принято думать, чьто у китов могут быть религии, секты, наставники и предводители?
Ну ладно, сельдь. Безголовая, глупая, никчемная, только в пищу. Ей отказать в духовности можно легко, без сомнений.
Но киты? Они же и живут долго и голова у них большая. Отчего столько несправедливости, отчего киты не могут уверовать в какого-нибудь Спасителя по вашему, да и не только по вашему, между прочим?
Уверовать и последовать за ним в новую, лучшую жизнь.
На берег. Совершить ритуальное массовое самоубивство.
Защитников сельди могу спросить- где вы видели выбросившийся на берег такой косяк [сельди]? Ну хотя бе одну?
Зимняя

Недоумеваю- 1111911

Расскажите мне о счастье.
Расскажите так, чтоб я поверил.
Куда не плюю, нет его. Не вижу.
Вот семья, два ребенка, отличные отношения. И детей любят и друг друга. Но нету. Чуть просто нужно прислониться, пообщаться. Нету. Сами понимают, что нету. Вычерчивают это словами.
Вот человек, зарабатывающий трёху в месяц и стабильно так будет, а может быть будет ещё круче. Не вижу. Счастья. Черт бы с ним, если бы это я близорукий. Один, он один, и понимает, что будет один. Трёху в месяц так просто никому не платят, у него хорошие мозги, великолепные. И оттого он так четко это понимает.
Вот тот, кто сбросил вериги жены, шлёпается с теми, кого угощает, разными, перебрал уже полсотни. Но нет, нема.
Вот вроде бы тот, который всего добился- у него жена художник, красивая, как он хотел. Сам поёт в созданной вот этими вот руками группе. Куда там, приходишь в гости, жена разбивает стекло в двери на кухню, а он сам ни до, ни после этого не знает, что говорить. Молча проводит на остановку. Тягостно.
Ещё один убыл в Индию. Последнее сообщение 14 мая 14 года. Весь с бородой, брызжет просто о счастье, благодарит за то, что мы есть. Посадили на 14 лет. Наркотики немножко перевозил.
Девачьки, может быть, есть счастливые?
Да, одна сочиняет и поёт песни. Дает концерты. Рак. Призналась как-то внезапно. Видишь, говорит, мои волосы? А это не настоящие. Настоящие на подушке все остались.
Ещё одна порвала все свои картины, а ведь вроде бы успешный художник- Италия, Франция, выставки. Сейчас офис- менеджер. Кофе подносит. Ос-то-чер-те-ло, говорит. Именно так и говорит. По слогам.
Ну бывает и ещё так, что второго родила, все как хотела работать не нужно под кем-то, вроде бы что-то шьет, вроде бы покупают это её шитьё, делает свою коллекцию, а потом через слезы говорит мне- ты не представляешь, что это такое, сидеть три года дома, блять, говорит, блять, говорит, а потом уже эти слезы они не сквозь, они уже снаружи. Ты не знаешь, что это, говорит, такое, когда только эти стены вокруг.
Или вроде бы успешный юрист. С ней только немножко нужно общения. Чуть-чуть. И вот уже страх, что утром придут- они всегда приходят утром, говорит. И лет на шесть запросто. Это если повезет.
И в глазах у всех тоска и рытвины прошлого. И каждый был маленьким. Маленьким, сечешь? Когда он. Или она. Ещё умел не понимать.
Расскажите мне, блять, о счастье.
Ведь человек рождён для счастья как птица для полета. Блять.