March 13th, 2016

Зимняя

Отрывки из своей повести выкладываю. Так приятнее писать, простите.

Для запойного алкоголика, который переживает вторую ночь после запоя есть одна заповедь- ляг и не шевелись. Не крутись из стороны в сторону- лучше не будет ни на одном из боков, на спине не будет лучше тоже, если ляжешь на живот- это тоже тебя ничем не спасет. Даже если разверзнутся небесные хляби* и сам Сатана в черных молниях спрыгнет тебе за спину- не переворачивайся на другой бог и не смотри на него. Тем более, что скорее всего это никакой не Сатана, а твоя кошка (собака, хомячек, попугайчик) решила ободрать картонный футляр от гитары. Оттого и столько звука.

Не вертись, это просто состояние организма, когда ему плохо в любом положении- а вот заснуть не сможешь.
Причем, сам я заповедь эту никак не соблюдаю и если бы у меня была резьба, то я бы уже давным давно провертелся в спинку кровати и намертво там бы застрял. Где-то предположительно по пояс. Вспоминали бы меня теплыми словами, ну или какие там у вас слова обо мне.

Не шевелись, а попробуй лучше дышать тихо и размеренно, а ещё попробуй остановить все мыслительные процессы. Я знаю, это почти невозможно, но попробуй- без этого никак не уснуть. У меня очень острым отчего-то становится слух и я знаю прекрасно, что где-то внизу завели собаку и спит она в коридоре. Знаю примерную периодичность походов соседей в туалет. Знаю, что по викендовым ночам кто-то ходит на балкон курить- иногда  из двух квартир, знаю, во сколько кладут детей, которые топочут сверху, могу дешифровать все движения моей кошки- откуда она спрыгнула или что пошла жрать, а может быть залезла на стол.
Ночь- она вообще для звуков. Когда исчезают почти все информационные поля- все эти радиоприемники и телевизоры, двд проигрыватели и каналы, по которым смотрят порнофильмы, всё-всё всё исчезает, до последнего держится только лифт- он может загудеть и в два и в три ночи, а по выходным загудит обязательно. И я обязательно подумаю, не кто-нибудь ли это из моих пьяных друзей решил, что меня нужно проведать на дороге, ведущей с пьянки. Такое, естественно, бывало и не раз.

В общем не вертись и замри в одной какой-то позе, попробуй попросить ангелов, чтобы спели тебе колыбельную. У меня ангелы откликались на просьбу и долго до меня доносилось их пение из какой-то далекой и никогда не опознанной квартиры.
А потом один из них, сжалившись, подлетит к тебе и дернет рубильник мозга и пропадет в твоём мозгу весь этот постылый, такой не нужный сейчас электроток.

___________
*что за хляби, объясните мне, кто это выдумал? А если небо чистое, без туч- это тогда какие-такие хляби? Да и вообще с детства мне известно, что "хлябь"- это когда под ногами чавкает, а на небе кто там будет чавкать ногами по хлябям? Пеликаны? Боженька взад-вперед по своим делам шатается и это у него чавкает?
Нет, слово это прошу признать вредным и запретить.
Зимняя

Недоумеваю -991919919999999998999

Смотрел вчера "Дежурного по стране" с Михал Михайловичем- так вот столкнулся с такой мыслью, что Жванецкий уже давно никакой не сатирик и тем более не юморист.
Это филосов с очень глубокими мыслями, которые на первый взгляд и могут показаться смешными, но только в силу законов инерции- Жванецкого воспринимали лет тридцать(или сорок?) как юмориста и смеются по этому закону и сейчас.
А он говорит вещи с такими отсылками иногда, что я просто их не понимаю, когда смотрю. А не то, чтоб смеялся. Начнешь по этим отсылками смотреть- глубоко и точно. Но чего зал смеялся- все равно не понимаешь.

Этот с бородой и кудрями- Максимов штоле- ну который вопросы к программе придумывает- так вот он только подтверждает. Хорошо, если 3-4 раза за программу посмеется.
Зал же стонет после каждой, буквально, фразы.
И мне кажется, что это не накладные шумы.
Просто в Жванецком видят до сих пор сатирика. Пришли на сатирика- нужно смеяться.
Зимняя

История про...

Все ботинки- серые, коричневые, даже синие, постепенно превращались у него в черные.
Потому что во- первых нужно было держать несколько щеток, что неудобно. Во -вторых, в голове нужно было постоянно держать цвет текущих  ботинок.