September 22nd, 2018

Зимняя

Озарило и Недоумеваю.

Магаита Фёдорова тут мне жалуется на метро.
Людей, мол, много, не люблю, мол.
Вот тут я почувствовал, чьто могу что-т рассказать.
Как ездил в лицей номер 116. На автобусе 107.
С дипломатом, я тогда был цыликом подчинён родителям, а они хотели, шоб я был ребята. И соответствовал.
Это был такой пиздец, который не забыть никогда.
1996,7,8 год.
И я тусуюсь в автобус, шоб доехать до места учебы.
Я Ломоносов, вот сейчас подумал.
Никак не меньше.
Особенно хорошо было зимой.
С этим ёбанным дипломатом, среди дубленок, пуховиков и остальных шуб.
Ты знаешь, Маргарита, что такое "пропускать автобус", потому что в него уже никак не вбиться?
Потому что в нём не открываются просто двери на твоей остановке? А вокруг зима, и холодно, и ты уже вроде как уже опаздываешь.
Ты знаешь, как хорошо, когда ты последним попал в автобус, и он скоростной, и не нужно, чтоб открывались двери?
А если никто не выходит на следующей и не нужно, чьтобы открывалась дверь и ты её стопоришь просто, кабутабы ты совладелец автобуса и ты такой повелитель, демиург.
Марго, пойдём со мной.
Втиснемся, влезем, прорвемся, удушимся, но доедем до остановки "Матусевича".
Не сможем шевелиться оттого, что шевелиться некуда просто, не будем падать, когда дверь автобуса все же блять открылась и повиснем под давлением тел.
Но выстоим, и ударим с фланга, чтобы двери все же закрылись и автобус тронулся.
Пойдём, пойдём.
Не робей.