June 11th, 2019

Зимняя

Озарило (сообщить) - 98999989999

На Украину ездят за морем, в Грузию ездят за людьми.
У Малхаса огромные пальцы, два моих каждый, когда он нажимает в своем небольшом телефоне "ответить" он попадает с третьего раза.
Малхас говорит: "черное вино поднимает давление, у нас давление сейчас с тобой 200 у каждого".
Малхас говорит: "в грузинском языке нет мужского рода, нет женского".
Я спрашиваю, чьто со средним, Малхас говорит, что средний- это когда что-то неодушевленное.
Малхас не знает, кто в Беларуси президент, у Малхаса шесть внуков и внучек, Малхас не берет деньги, если постояльцам не понравилось, Малхас это может себе позволить.
Малхас говорит про армян "не каждый хороший", Малхас говорит Маргарите "я тебе скажу сейчас, как моей дочери" и я ничего не имею против, я знаю, что Малхас скажет только нужное.
Когда Малхас говорит с соседями с высоты своей террасы, я тут же решаю, что завтра нужно приниматься за грузинский, гортанный и эмоциональный этот диалог возбуждает сознание, оно мечется в поисках того, о чем говорят, но не находит.
Малхас починил радиоприемник, у Малхаса были "инфаркт и инсульт", Малхас знает, что Грузия приняла христианство в третьем веке.

В самолете Марго неожиданно сказала мне 200- я переспросил- оказалось, она от начала взлета считала шине. Дыхания.
На сам самолет нас уже объявляли по радио, всей семьей, вытащили с лифта служительницу, попросили бежать вместе с нами, указывать дорогу, согласилась.
Марго про Тбилиси сказал "ну вообще то я ожидала чего-то такого от Индии", город конечно старый и узкий, но все равно я со сравнения ржал, похоже же.
Тбилиси богат совершенно внезапными цветами, дарит и дарит, в какой переулок не войди. Названия ни одного цветка не знаю, все кусты и деревья не знакомы.
Я утром потерялся без вообще какого-то ориентира, маяка, телефона и смысла- просто проснулся в пять утра и ноги понесли смотреть эти кривые улицы. Добрые мужские грузины втроем в пять утра говорили мне "а теперь чуть вперед и налево, а потом до конца", я не сплоховал.
У меня всё хорошо, спасибо, если память вынесет хотя бы чуть из того, что говорит Малхас, поделюсь. Пока не могу этого сделать- стоит какой -то барьер. Хотя говорит так сочно, так не меняя своих представлений, типа "у него такая сила", когда говорит про электронасос, что хочется заплакать от счастья. Потому что не видел уже сто лет такой искренности.
И плачу, кто мне запретит?
Да никто.

По акции, безусловно sel_kie