May 4th, 2020

Зимняя

(no subject)

В лицее у меня была математичка, которая полностью соответствовала своей фамилии- Чудакова.
Это была женщина лет 55-60, которую, кажется, ничего не интересовало кроме алгебры и геометрии. Была она чернявая, малого роста и страшная неряха: черная юбка у неё была в мелу, чернильная ручка постоянно текла, из рваной сумки могли выпасть тетради учеников, очки она однажды прямо на уроке подвязывала проволокой, каблук в сапоге отклеивался- и обношенные до крайности сапоги эти свои она ставила не ровно, а как-то боком, внутрь себя.
Но зато мой друг лучше всех играет блюз (с).
Математиком она была каким-то просто божественным.
Она любила и умела объяснять элегантные, не лобовые решения, примеры из учебника Сканави она, кажется, знала наизусть, и когда она стояла у доски и объясняла то, что глубоко и тонко понимала сама, от неё шел просто вал какой-то энергии, можно было почувствовать, как идёт на тебя штормовая большая волна вот этого вот вдохновения, этой любви- не к нам, вовсе нет. Мы для неё были тоже не сказать, чтоб большой ценностью, хотя она и выделяла лучших и по своему любила их. Но по настоящему любила Галина Николаевна в этом мире только одно- Математику.
Ну, может быть, ещё Спид-инфо. Стрикелев, который как-то побывал у Галины Николаевны в гостях, потом ошалело рассказывал и про эту суматошную, которую я легко представляю, квартиру. И про целые подшивки, пачки с этой газетой на балконе у Чудаковой.

в акции конечно же peric, который может быть ещё чего вспомнит про неё.